М.Ю. Лермонтов. Анализ стихотворения «Гляжу на будущность с боязнью…»

Это стихотворение написано М.Ю.Лермонтовым в начале 1838 года и интонационно и своим настроем вырастает из  написанного чуть ранее великолепного, как впрочем всё у этого гениального человека, произведения «Моё грядущее в тумане…». Невозможно удержаться, чтобы не процитировать оба стихотворения:

Моё грядущее в тумане…

Моё грядущее в тумане,

Былое полно мук и зла…

Зачем не позже иль не ране

Меня природа создала?

 

К чему творец меня готовил,

Зачем так грозно прекословил

Надеждам юности моей?..

Добра и зла он дал мне чашу,

Сказав: «Я жизнь твою украшу,

Ты будешь славен меж людей!..»

 

И я словам его поверил,

И, полный волею страстей,

Я будущность свою измерил

Обширностью души своей.

 

С святыней зло во мне боролось —

Я удушил святыни голос,

Из сердца слезы выжал я.

Как юный плод, лишенный сока,

Оно увяло в бурях рока

Под знойным солнцем бытия.

 

Тогда, для поприща готовый,

Я дерзко вник в сердца людей

Сквозь непонятные покровы

Приличий светских и страстей.

(1836 или 1837)

 Гляжу на будущность с боязнью

Гляжу на будущность с боязнью,

Гляжу на прошлое с тоской

И, как преступник перед казнью,

Ищу кругом души родной;

Придет ли вестник избавленья

Открыть мне жизни назначенье,

Цель упований и страстей,

Поведать — что мне бог готовил,

Зачем так горько прекословил

Надеждам юности моей.

 

Земле я отдал дань земную

Любви, надежд, добра и зла;

Начать готов я жизнь другую,

Молчу и жду: пора пришла.

Я в мире не оставлю брата,

И тьмой и холодом объята

Душа усталая моя;

Как ранний плод, лишенный сока,

Она увяла в бурях рока

Под знойным солнцем бытия.

( 1838)

 

Творчество истинного поэта — всегда отражение его внутренней вселенной и к Лермонтову это относится как ни к кому другому! Он обладал невероятным талантом и он это прекрасно осознавал, его Эго — колоссально, его вера в свою избранность не  знает ни малейших сомнений:

Добра и зла он дал мне чашу,

Сказав: «Я жизнь твою украшу,

Ты будешь славен меж людей!..»

И он, поэт, не сомневается в своей избранности и праве на славу, кто как не он сам знает на что он способен:

И я словам его поверил,

И, полный волею страстей,

Я будущность свою измерил

Обширностью души своей.

Но какая горечь сквозит в последующих словах Лермонтова, поистине обнажающих тончайшую его натуру, вынужденную идти на жертвы:

С святыней зло во мне боролось —

Я удушил святыни голос,

Из сердца слезы выжал я.

Как юный плод, лишенный сока,

Оно увяло в бурях рока

Под знойным солнцем бытия.

И теперь, с тяжелейшей ношей, мягко опущенной на его далеко не могучие плечи  Создателем, с глазами не знающими слёз и сердцем не ведающим трепета поэт стоит, словно на утёсе под которым бушует море страстей человеческих:

Тогда, для поприща готовый,

Я дерзко вник в сердца людей

Сквозь непонятные покровы

Приличий светских и страстей.

Это произведение создано в 1836-37 г. Скорее всего ещё до бурных событий, связанных с появлением Михаила Лермонтова со стихотворением «Смерть поэта(Погиб поэт-невольник чести…) «, произведшего  фурор, скандал и сравнимое с эффектом разорвавшейся бомбы! Но мотив вселенского одиночества, фатализма и горечи, настоенной на едва уловимой иронии — был присущ Лермонтову  в полной мере (тем более, что его поэтический, если можно так выразиться стаж составлял к этим годам почти десять лет).

И вот прошёл почти год с бурных событий февраля 1837 года : арест, перевод из гвардейского гусарского полка в Петербурге в драгунский, находившийся в Грузии, знакомство с  разными людьми, возвращение хлопотами бабушки обратно в столицу. Лермонтов пишет «Гляжу на будущность с боязнью…» и сравнивая его с  проанализированным выше стихотворением «Моё грядущее в тумане…» испытываешь лёгкое изумление произошедшими за столь короткий срок  метаморфозами. Язык Лермонтова стал ещё более безупречен, строфы достойны восхищения:

Гляжу на будущность с боязнью,

Гляжу на прошлое с тоской

И, как преступник перед казнью,

Ищу кругом души родной;

Но помимо поэтического совершенства отчётлива и осязаема глубина и умудрённость Лермонтова-поэта (что кажется невероятным, учитывая возраст Михаила Юрьевича -23 года!!!). В такие минуты с горечью понимаешь справедливость слов Толстого: » Вот кого жаль, что так рано умер! Что бы сделать он мог! «. Однако, как говорится, история не терпит сослагательного наклонения. Созданного Лермонтовым за 15(!) лет творчества иным не достичь и за 50…

Возвращаясь к произведению «Гляжу на будущность с боязнью…» не покидает ощущение усталого фатализма поэта. Да он «боится» будущего, но не собирается сворачивать со своей стези:

Земле я отдал дань земную

Любви, надежд, добра и зла;

Начать готов я жизнь другую,

Молчу и жду: пора пришла.

Увлекаемый своей судьбой поэт не питает никаких иллюзий, мир для него лишён очарования и пасторальности, но нет в душе его и ожесточения:

Я в мире не оставлю брата,

И тьмой и холодом объята

Душа усталая моя;

Как ранний плод, лишенный сока,

Она увяла в бурях рока

Под знойным солнцем бытия.

Он ранний плод… «Слишком раннюю утрату и усталость испытать мне в жизни довелось…» — какая невероятная, почти хрустальная перекличка спустя без малого сто лет…

Если вам понравился материал, нажмите, пожалуйста, кнопку "Мне нравится" или "G+1". Нам важно знать ваше мнение!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.