Анализ стихотворения «Пороша» Сергея Есенина.

У каждого поэта имеются стихи, которые относят к пейзажным лирическим произведениям. Особенно это относится к русским поэтам. Все они отметились стихами длинными и стихами короткими, талантливыми и — не очень… Но преобладающая эмоция у каждого такого произведения — восхищение, на грани восторга, вызванная красотой природы средней полосы. Поле, туманный луг, бескрайний простор степи и, конечно, лес. Лес двух сезонов, наиболее любимых русской поэзией: осенний и зимний. Пушкин и Некрасов, Фет и Тютчев и, конечно, выходец из толщи народной — Есенин, все отметились стихами о русской природе. Однако в связи с этим возникает весьма любопытный момент.

Самым важным показателем, эстетическим индикатором, можно сказать, различающим вышеперечисленных поэтов является то, как они воспринимают природную красоту зимнего или осеннего леса. Кто-то просто испытывает восхищение и громко декларирует это, как, например, Пушкин. А для кого-то картина прекрасного — лишь повод к философско-эстетическим аллегориям. Совсем другое дело Сергей Есенин! После прочтения  его стихов, относящихся к пейзажной лирике, возникает щемящее чувство грусти и душевного очищения. Они напрочь лишены вычурности поэтов бомонда, движения и действия героев и персонажей (если они имеются)этих стихов просты и прямодушны. Начните вслушиваться в стихотворение (например, «Пороша», написанное в 1914 году) и оно пленит вас с первых же строк:

Еду. Тихо. Слышны звоны

Под копытом на снегу.

Только серые вороны

Расшумелись на лугу.

Стихотворение написано четырёхстопным хореем, придающем строкам особую распевность. Рифма в «Пороше» — перекрёстная.

Слова становятся осязаемы и, смешно звучит, обоняемы. Явственно слышен звон подков о ледок на дороге, запах сена в дровнях, крепкий, но не отталкивающий запах конского пота. Кроме хриплых криков ворон ветерок доносит и аромат сена из стога у дороги. Тихо… Картина спящего леса, убаюканного «невидимкой», настолько сказочна, что пробуждает воображение, дорисовыващее  сосну — старушку  в «белой косынке» ,что «понагнулася», «оперлася на клюку» (просторечия, используемые Есениным).

Заколдован невидимкой,

Дремлет лес под сказку сна.

Словно белою косынкой

Повязалася сосна.

Кстати, всё 2-е четверостишие являет собой пример идеальной аллитерации, с  её преобладанием согласных (С)

Понагнулась, как старушка,

Оперлася на клюку,

А под самою макушкой

Долбит дятел на суку.

Помимо сочных зрительных образов пленяет и очень выразительная  тоника стихотворения: звоны, вороний грай и пулемётная трель дятла.

От стихотворения Есенина «Пороша» исходит мощная волна магнетизма, присущая именно русской ментальности. Неизбывный, затаившийся глубоко под спудом зов дороги. Когда пустившись в путь русский человек испытывает необъяснимый, какой-то исконно-посконный опьяняющий восторг перед дорогой. Оттого последние строки:

 Скачет конь, простору много.

Валит снег и стелет шаль.

Бесконечная дорога

Убегает лентой вдаль

словно взлёт после разбега, неспешно начавшегося в самом начале великолепного стихотворения Сергея Есенина. Здесь всё — и простор, раздвигающий пределы бытия и сознания. Здесь же и бесконечная дорога-идея фикс русского сознания. Дорога, укрываемая словно белой пушистой шалью порошей снега.

Растворение в окружающей природе, ощущение себя частицей этой природы свойственно натурам только утончённым. А кто может достичь высочайшей степени утончённости? Ну, конечно же только поэт и, скорее всего — русский поэт, каковым и является Сергей Есенин, ещё раз доказавший свою гениальность в стихотворении «Пороша».

Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу.
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.

Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна.
Словно белою косынкой
Повязалася сосна.

Понагнулась, как старушка,
Оперлася на клюку,
А под самою макушкой
Долбит дятел на суку.

Скачет конь, простору много.
Валит снег и стелет шаль.
Бесконечная дорога
Убегает лентой вдаль.


Если вам понравился материал, нажмите, пожалуйста, кнопку "Мне нравится" или "G+1". Нам важно знать ваше мнение!