Речной гиацинт или «голубая чума»?

В буйном разнообразии амазонской флоры, варящейся тысячелетиями в поистине адской атмосфере, сравнимой с круглосуточно и круглогодично работающей парилкой, насыщенной ядовитыми тропическими миазмами, занимает своё «достойное» место растение с внешностью невинного цветочка и прожорливостью тысяч пираний(тоже, кстати, амазонской уроженки!). Фантастическая скорость её размножения приносит огромные неудобства (мягко говоря!) окружающей её среде и создаёт массу проблем «царю природы», «венцу творения» — человеку. История «взаимоотношений» речного гиацинта и «венца» эмоционально трансформировалась от «Не потерплю!», «Уничтожить!», «голубая чума!» к отношению к этой проблеме людей Востока (использующих гиацинт как корм домашних животных) и аналогичным решением Роберта Хорнера.

Но обо всём по — порядку…

Куст эйххорнии.

Научное название его — Eichhornia crassipes, в просторечии — водяной гиацинт. Назван Эйххорнией в честь министра образования и общественного благосостояния Пруссии, Иоганна  Альбрехта  Фридриха  Эйххорна (1779-1856).

Blue Plague (голубая чума) критически зависит от воды. Её среда — это либо водоём, либо — пропитанная водой почва. Строение гиацинта таково, что он может плавать на поверхности: в основании листа находится вздутие — поплавок, насыщенный порами с пузырьками воздуха.

Лист эйххорнии с поплавком.

Темп разрастания эйххорнии невероятно, катастрофически стремительный.За один год черенок водяного гиацинта размножается в прогрессии 1:100000, то есть небольшое озеро, дотоле чистое и незамутнённое, окажется укрытым плотным зелёным покрывалом, словно футбольное поле.

Фауна этого озера будет убита недостатком кислорода, полной тьмой и отсутствием еды. Сквозь тесно сплетённые растения не смогут осуществлять навигацию суда. Логически, через какое то время произойдёт необратимая трансформация и озеро превратится в болото.

Согласно легенде, в 1884 году водный гиацинт был показан как декоративное растение на выставке флористов Нью- Орлеана. Его прикупила цветочница — любительница, которой безумно понравился водный гиацинт. Эта мифическая любительница цветов купила, сколько то там отростков и, якобы, высадила их в свой прудик. А когда пруд приобрёл сказочный вид голубовато — сиреневой лужайки, миссис решила, что нужно поделиться красотой с миром и забросила связку водных гиацинтов в речку Сент — Джонс (Флорида).

Как бы там ни было, но вскоре большинство рек и каналов во Флориде было покрыто непроходимым для судов плавающим газоном. Люди, как всегда стали суетиться — начали с динамита, но взрывы лишь раскидывали «рассаду», затем на борьбу с водным гиацинтом бросили батальоны солдат, которые с лопатами и топорами наперевес ходили в жестокие атаки на нежный цветочек. Всё напрасно!

Заросшее эйххорнией озеро.

Заселившегося в великую реку Америки Миссисипи, речного  гиацинта стали травить мышьяком(!!!). Результатом стало полное истребление флоры и фауны в Миссисипи! Казалось — можно праздновать полный разгром Blue Plague. Однако  через полгода — год ситуация вернулась в исходное положение. И битва разгорелась вновь. Но в итоге армейцы с позором бежали с полей Большой Гиацинтовой Войны. В 40-х и 50-х годах XX века на гиацинте проверили действие гербицида 214-Д, несмотря на убийственное воздействие на флору и фауну Миссисипи. Поначалу казалось, что вот оно, средство, которое покончит с ненавистным гиацинтом. Но надеждам не суждено было сбыться. Водный гиацинт оказался сильнее 214-Д.

Кроме США «заражённой» эйххорнией оказались и территории Австралии, куда его завёз какой то ботаник. А от Австралии недалеко и до Индонезии, Индокитая, Китая и Индии.  Но в непредсказуемой Азии не стали бороться со стихийным бедствием, в которое превратился речной гиацинт, а стали разводить «голубую чуму» как корм свиней и  буйволов.

Вскоре речной гиацинт прокрался в Африку. Впервые он засветился в реке Конго близ города Киншасы в Заире. Ещё через пару лет эйххорния оккупировала всю Африку. Главную роль в распространении речного гиацинта сыграла контрабанда этими цветами, спровоцировавшая  ажиотаж среди флористов.

Несмотря на запрет выращивать речной гиацинт в Африке, контрабандисты всё равно разводили его. Всё это привело к тому, что в Судане рыбаки переселялись на новые места, бросая свои деревни. Суданцы слёзно умоляли ФАО — организацию ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства помочь им не умереть с голода.

ФАО протрубила крестовый поход против эйххорнии и  послало индийца — учёного CNR Рао в Амазонию, чтобы найти насекомых — вредителей, паразитирующих на гиацинте. Что-то ведь сдерживает неистовый рост эйххорнии на своей родине. Но командировка закончилась с нулевым результатом.

В свою очередь профессор Парижского музея естественной истории Портес предложил просто ждать. Ждать когда природное равновесие выровняет баланс и экспансия эйххорнии остановится. Но сколько ждать он не уточнил, может быть 3 года, может быть — 5, а может  и 20 и 30 лет…

Директор же бюро по борьбе с наводнениями в Центральной и Южной Флориде, Р.Хорнер  пошёл как Владимир Ленин — «другим путём». Однажды он увидел в газете статью с броским названием: «Канал купил живую водоросле-косилку», где повествовалось как руководство Панамского канала для очистки его от водорослей купила в Британской Гвиане ламантина.

Морская корова — Ламантин.

Хорнер подумал, что, may be морская корова не откажется похрустеть речным гиацинтом, чем чёрт не шутит? Сказано — сделано. У Атлантического побережья Центральной Америки выловили несколько ламантинов и выпустили в  Океанариум в Майами, где специалисты убедились, что эйххорния ламантинам очень даже понравилась. В сутки морская коровка съедала по полцентнера гиацинта. Вскоре ламантины были выпущены в один из каналов недалеко  от Форт — Лодердейла.


Если вам понравился материал, нажмите, пожалуйста, кнопку "Мне нравится" или "G+1". Нам важно знать ваше мнение!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.